Четверг
2017-08-17
8:50 AM 
  
 
 
         
 
 
 
Вы вошли как
Гость  

Главная » Статьи »  » 1999-19...Добавить статью ]

Повесть о том, как один директор спас Аллегрову

Согласитесь, что рисковать можно не только, идя с голыми руками на медведя или спасая дрейфующих на льдине полярников. Например, так, как делает это известный в Томске человек - Лев Викторович Дроздов, президент Дворца зрелищ и спорта. Его рассказам о том, как он, рискуя здоровьем, спас жизнь малоизвестной тогда певице Ирине Аллегровой, а затем, рискуя репутацией, первым в стране предоставил ей сцену своего Дворца, мы начинаем первый в этом году выход полюбившейся читателям рубрики "Как-то раз...".

В 87-м году, еще будучи заместителем директора Дворца спорта, я вместе с директором филармонии Моисеем Мироновичем Мучником и директором Дворца Эвальдом Вольдемаровичем Ринасом поехал в Кемерово. Это было в феврале, там работала группа "Электроклуб" с Аллегровой и Салтыковым, а мы поехали посмотреть эту группу и решить - приглашать или не приглашать ее в Томск, во Дворец спорта. Приключения начались уже с того момента, как мы начали подъезжать к Кемерову. Ехали на "Жигулях", гололед страшный был, машина идет в гору со скоростью 60 км/час, и вдруг ее так потащило-потащило в противоположную сторону, на встречную полосу, развернуло и ударило в сугроб. Никто ничего не успел понять, двери снегом забиты, все побледневшие, руки-ноги трясутся. И главное, только машина ударилась, по встречной полосе проезжает "газик". Доля секунды - и мы бы под него попали.

Возбужденные, приехали во Дворец спорта, уже идет концерт. Началось второе отделение, где работала Аллегрова, а там со сцены такой специфический спуск - площадка и вдоль нее спуск. Аллегрова заканчивает какую-то вещь, поворачивается и в свете софитов идет по этому спуску, а

в это время внизу как раз заходил в зал. И вдруг вижу, на меня сверху что-то летит. Я руки подставил, а она - женщина не совсем худенькая, в результате я падаю на колени, разбиваю их вдрызг, брюки насквозь пропитываются кровью, а сзади они лопаются, потому что удар был приличный. Я стою на коленях, она как ни в чем не бывало встает и говорит: "Ну что, хорошо мужики в Кемерове ловят". Я говорю: "Я не кемеровский, я томский".

- "А, ну все равно хорошо".

Через месяц, в марте, мы пригласили уже сюда группу "Электроклуб", я с цветами в аэропорту у трапа стою, встречаю. Выходит Аллегрова, и, когда остается две ступеньки до земли, она кричит: "Эй, томский, держи!" И как прыгнула. Я ее опять поймал, только ситуация обратная - упал назад,
отбил там все, что можно было отбить, а брюки теперь лопнули спереди. Я говорю: "Ирина Александровна, так же нельзя!" А она: "Наоборот, можно - надолго запомнишь". Смех смехом, но мы настолько подружились, начали общаться, что
потом как-то звонит ее директор и говорит: "Слушай, Ира начинает работать

сама. Уже собирает цирки битком, никаких проблем, но вот надо бы нам попробовать собрать Дворец". Я уже тогда работал директором, говорю: "Пожалуйста, наш Дворец готов принять вас". Он говорит: "Ну, одного города мало, давай соседей поищи". Я позвонил в Барнаул, Барнаул занят. Позвонил в Кемерово. Дворец спорта кемеровский проводил в это время гастроли "Фристайла". Я все равно приехал в Кемерово, пришел в филармонию: "Давайте здесь хотя бы цирк соберем, а я у себя Дворец". Переговорили со Стрежевым, там спрашивают: "Кто такая Аллегрова?" В общем, договорились там с Домом культуры, в нем всего 300 мест - билет пришлось сделать самый дорогой в России - 50 рублей. А у самого душа болит: в Томске-то билеты не идут. Поехали в Кемерово встречать ее, я с собой взял ребят из "АТФ-новостей". Отрабатываем первый концерт, они снимают ее, в машину - и обратно. Приезжаю сюда - билеты "в лежку". Даем ролик, что вот там-то состоялись гастроли, следующий этап - Томск. Смотрю, на следующий день народ пошел. Причем так: покупают первый концерт, второй "лежит".

В общем, встречаю Аллегрову из Кемерова, размещаю ее. А у нее первый раз в жизни сольный концерт во Дворце сорта, я-то представляю, что это за ощущение у артиста - она волнуется, ее потрясывает, директора толкает: "Что в зале?" А тот тоже: "Лев Викторович, боюсь, сходи ты посмотри". Я выхожу, сидит где-то процентов восемьдесят зала, это считается аншлаг. Ну, а второй концерт вообще "лежит", процентов тридцать билетов продано. Я переживаю, думаю: господи, здесь ладно, хоть как-то состоялось, а второй-то вообще будет цирк. И завтрашний концерт - неизвестно, как и что.

А получилось так, что между концертами перерыв полтора часа. Она счастливая - наконец-то начала собирать дворцы. Сидим мы, общаемся. Директор коллектива говорит мне: "Пойдем, посмотрим народ". А что там смотреть, плохо, наверное, все. Выходим, я штору приоткрываю: Боже мой, на полу, на ступеньках сидят, перед сценой цыгане какие-то расположились, в общем, народу тьма, тысяч под пять. Обегаем вокруг, в кассу - очередьстоит аж на улицу, на площадь, и кассиры кричат: "Билетов нет, берите на завтра". То есть моментально, за полтора часа купили полторы с лишним тысячи билетов. Это невероятно! Сколько лет я здесь работаю,
такого никогда не было.

Дается третий звонок, Ирина спрашивает: "Ну что там?" Мы говорим: "Плохо".

- "Совсем плохо?" - "Совсем". Она перекрестилась и туда. Выходит и, слышу в микрофон: "Ни фига себе!" Обернулась и кулаком нам машет, а мы с директором стоим счастливые, потому что состоялась наша затея.

А вот еще как-то раз с Аллой Пугачевой был случай. У нас не было сухого льда, а раньше для создания "дыма" на сцене использовали сухой лед. Администратор Пугачевой спрашивает: "Лед есть?" - "Нет" - "А что есть?" - "Есть жидкий азот. Он тоже "дымит". Ну, первый концерт. На сцене сделали подиум, Пугачева выходила, садилась на этот подиум, "дым" начинал клубиться. А азот - это очень дорогая вещь, практически десять дней кислородная станция работала только на этот азот. Поэтому ребята решили не пробовать, а запустить его только на концерте. Начинается вступление к песне, выходит Алла, садится на этот подиум, выкатывается вал этого "дыма", и она, как ужаленная, подскакивает. Азот - это же холод, -273 градуса... А картина была такая. Мы с ее мужем Женей Болдиным сидим в гримерке, она залетает: "Кто это?! Что это мне дали в задницу?! Кто догадался!?!" В общем, посчитали, что я виноват в том, что она моментально простыла, ходила здесь по врачам - связки лечила.

Ирина Корнева
"Томская неделя" Томск 23 января 1997
 

Категория: 1999-19... | Добавил: allegrovaclub (2007-02-21) | Автор:   
Просмотров: 1051 | Комментарии: 0 | Рейтинг: 0.0/0 |
Всего комментариев: 0
avatar
  
 
 
 
ALLEGROVACLUB © 2006 - 2017
Неофициальный сайт Ирины Аллегровой